ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЗАПОРОЖСКИХ ВОЛЬНОСТЕЙ

Кроме того, что Запорожское казачество широко известно как мощная военная сила, следует отметить, что Запорожские Вольности играли значительную роль в экономическом развитии края. Казаки весьма успешно занимались различными промыслами. Ведущими отраслями запорожского хозяйства были рыбная ловля, охота, скотоводство, земледелие.

zaporozhskoe kazachestvoРыбная ловля и охота были теми отраслями хозяйства, которые наиболее соответствовали традиционному укладу Войска Запорожского. Они развивались на основе уходнических промыслов,  которые в дальнейшем постоянно эволюционировали.

Интересы рыбаков и охотников отображались в ранних международных договорах между Россией и Польшей в 1686 году. Когда подписывался мир России с Турцией в Константинополе в 1700 году, то в одном из пунктов запорожцам разрешалось свободно промышлять зверем и рыбой до Днепра.

Во время пребывания запорожцев под татарским протекторатом именно продукция этих отраслей давала наибольшую прибыль, поскольку в условиях Алешек было крайне сложно заниматься другими формами хозяйства.

На протяжении XVIII века оформилась традиционная территория рыбной ловли и охоты.  Её можно условно поделить на угодья в землях Запорожья и за пределами Вольностей.

На территории Вольностей главные рыболовецкие места располагались в среднем и нижнем течении Днепра, особенно возле порогов и в устье реки. Одним из наиболее важных мест была территория Великого Луга в пределах Самарской и Кодацкой паланок, где существовало несколько рыболовецких станов. Важное значение для запорожских рыбаков имели косы Азовского моря – Кальмиусская, Бердская, Белосарайская и Ейская. Ещё одной стратегической рекой с точки зрения рыбной ловли был Буг, где запорожцы организовывали специальные гарды. Кроме того, pыбу ловили на Самаpе, Оpели, Домоткани, Самоткани, Ингуле, Ингульце, Синюхе, Мертвых Водах, Берде, Кальмиусе, Еланчике, Миусе и др.

Рядом с рыболовецкими угодьями часто упоминались и охотничьи. Известно, что интересы охотников присутствовали и во время споров запорожцев с донцами, когда речь шла о территории Кальмиуской паланки. Казаки-охотники упоминаются  в Самарской и Кодацкой паланках, где были обширные лесные массивы.

Много рыболовецких и охотничьих угодий находилось вне территории Запорожских Вольностей, определенной международными договорами. Во многом это было обусловлено тем, что, пребывая под турецким протекторатом, запорожцы промышляли на территориях, которые  не вошли в состав Российской империи. Кроме того, для традиций Запорожского казачества не было характерным четкое распределение угодий между субъектами государства. В связи с этим  возникали конфликты с Крымским ханством. Достаточно сильными были рыболовецкие промыслы за пределами Вольностей. Например, во время споров с донскими запорожское казачество промыслы казаками в одном из документов упоминалась Еланчицкая паланка.

Ватаги запорожских рыбаков можно было встретить и возле кубанских берегов, откуда они часто заходили на территорию донских казаков.

Во времена Новой Сечи была оформлена организация рыболовецких и охотничьих   промыслов.

Одним из мероприятий относительно рационального и продуктивного использования рыбных запасов стала организация рыбных заводов, так называемых «гардов», которых насчитывалось нескольких десятков.

Рыбной ловлей и охотой на Запорожье занимались отдельные слои населения. При этом система организации этих промыслов отображала процессы, которые происходили в запорожском обществе. Постепенно рыбная ловля эволюционирует от обычного промысла к мануфактуре, а   в документах Новой Сечи рыбаков всё чаще называют промышленниками. Со временем на территории Вольностей создаются мощные рыболовецкие заводы, на которых используется наемная рабочая сила и существует распределение труда  (гардовничие, неводничие, таровничие, забpодники, молодыки), которые занимались обработкой рыбы и др. Вообще на заводе находилось от 12 до 20 человек, пpи этом собственник завода не всегда принимал участие в рыболовле. Запорожский рыболовецкий промысел представлял собой своеобразную мануфактуру, в основе которой лежал принцип распределения труда, требовавший от работника специальных навыков.

Характерным признаком этих отраслей было то, что старшина мало занималась рыбной ловлей и охотой. Несмотря на это, она стремилась получать прибыль от этих отраслей. Поэтому с казаков-рыбаков собирали натуральный налог 20% прибыли или каждую пятую рыбину.

Определенные изменения в структурной организации касались и охоты. Если до   ХVІІІ века можно говорить о её стихийном характере, то во времена Новой Сечи прослеживалась определенная регламентация в этой отрасли. Существовало распределение охотничьих угодий, что способствовало развитию промысла. При этом одним из главных мероприятий было налаживание охраны лесов. Богатые дичью запорожские леса привлекали охотников из Украины, Польши, России. Но для охоты надо было получить разрешение Коша.

Особенностями развития этих отраслей является факт того, что старшина фактически не занималась рыбной ловлей и охотой. Из данных, которые приводит Н.Полонская-Василенко, можно увидеть, что только у четырех старшин были неводы, у двоих мережа, терпуги и волоки.  Больше всего инвентаря было у Качана – невод, 13 мереж, 7 веревок к неводу, 1 терпуг, 1 волок и 7 лодок. Однако у него не было рыбной продукции. Вяленая рыба высших сортов была только у Калнышевского  (150 шт.), Головатого (100) и Кравца (104). Её наличие можно объяснить и тем налогом с рыбаков, про который шла речь выше. Эта тенденция свойственна и охоте. Только у Калнишевского, Глобы, Головатого и Качана был мех, а из охотничьего инвентаря только у Куцого был капкан и по ружью у Калнишевского и Глобы. Проанализировав рыболовецкий инвентарь в старшинских хозяйствах, можно проследить, что лишь в зимовнике Афанасия Куцого на р.Ингул рыбная ловля достигла значительного развития. В нём были невод, 450 мотков ниток, 7 верёвок к неводу, 6 топоров для вырубывания льда, 1 пешня, 3 большых и два малых бура, 1 лодка. Это горит о рыболовной специализации данного зимовника.

Российский путешественник Василий Зуев, приводя данные о рыбной ловле у запорожцев, перечислял инвентарь рыбаков и способы приготовления рыбы. Её преимущественно  солили и вялили, икру или оставляли для собственного употребления, или готовили про запас для продажи. Осётр мог стоить 60-80 коп. (если с икрой, то не больше 1,2 руб.), белуга, севрюга и др. – 3,5 руб. за сотню; белую pыбу сортировали по 50, 100 и 200 штук («голова») и пpодавали от 70 коп. до 1 руб. за «голову».

Рыба и мех были также и предметом подарков, особенно во время переговоров относительно жизнедеятельности Коша. Их отправляли вельможам как подарок во время отправления депутатов за жалованием. Среди них можно увидеть лисиц и коропов.

В торговле рыбной продукцией выделяются северное, западное и южное направления.   На северном направлении одним  из главных поставщиков рыбы и меха была Гетманщина. При этом следует отметить факт регламентации торговли данной продукцией со стороны российского правительства. Запорожцам разрешалось везти в Гетманщину только 4 000 штук меха, тогда как они просили 5 000. Таким образом, Россия стремилась уменьшить конкуренцию со стороны Запорожья, поскольку сечевые охотники обеспечивали мехом достаточно большой регион. Вместе с тем российские купцы также пытались завоевать украинский рынок меха, где они долгое время были монополистами. Ввиду того, что лисица стоила один рубль, запорожский бюджет терял тысячу рублей.

0b8ae6625f01636787a55040033d823b14cbeac7Рыбой и мехом запорожцы торговали и с Крымом. При этом, как и в случае с Польшей, имели место ограбления запорожских купцов. Так, в 1750 году татары отобрали у запорожских охотников 90 лисиц на 90 руб.

Кроме этого, запорожцы продавали мех и рыбу непосредственно в Сечи — в частности, московским, татарским и польским купцам. Мехом часто платили налог в войсковую казну и сечевую церковь.

Рядом с рыбной ловлей и охотой ведущей отраслью хозяйства было скотоводство. Одним из главных факторов, который определял его развитие – это наличие больших земельных просторов, что обусловило мощное развитие данной отрасли и рост объёмов торговли.

Роль скотоводства особенно увеличилась во времена Новой Сечи. Зимовчане имели достаточно места для выпаса скота, что не требовало значительных материальных затрат.

Следует отметить, что Кош принимал меры для развития скотоводства на территории Вольностей. Если летом скот выпасался на специально отведённых пастбищах, то зимой его кормили сеном. Поэтому Кош охранял места сенокосов. Для этих целей нужно было получать специальное разрешение.

Украинский историк М.Слабченко приводил данные про количество скота по паланкам в 1765 году: в Самаpской –  31 919 овец, 1517 голов крупного рогатого  скота и 1878 коней, в Кодацкой – 13365 овец, КРС – 1401, коней – 1129, в Пpотовчанской – 6 489 овец, КРС – 333 и 100 коней. В Бугогаpдовской скота насчитывалось меньше всего – 75 овец, 92 коров и волов, 152  коня.

Среди отраслей скотоводства заметное место занимали коневодство, разведение крупного рогатого скота и овцеводство.

Коневодство на теpритоpии Вольностей было развито достаточно сильно. На запорожских   коней всегда был спрос, особенно со стороны членов российского правительства. Своих коней казаки часто отправляли в Петеpбуpг, например, по спецзаказу Петpа III. Даpили запоpожцы коней П.Румянцеву, П.Панину, Н.Воpонцову, Г.Потемкину, Н.Тpубецкому и даже Павлу Петpовичу. Большая часть подарков презентовалась во время работы депутаций по решению спорных вопросов. Частыми были случаи, когда иностранцы получали из Петербурга разрешение для покупки запорожских коней для кавалерии.

Большинство коней запорожцы получали со своих собственных заводов. Главные конезаводы располагались возле Ингульца, Буга и Великого Луга. Кроме того, запорожцы добывали коней у турок и татар — или путем обмена, или просто забирая.

В отличие от рыбной ловли и охоты, скотоводство было достаточно распространенным среди старшины. H.Полонская-Василенко указывает количество коней на 1775 год. Больше всего их было у П.Калнышевского – 639, второе место у табунов писаря Глобы – 336. Макаp Hагай  имел 282 коня, судья Головатый – 167, другие имели значительно меньшие табуны.  Немало было людей, которые выпасали своих коней в старшинских табунах. Таких людей было немало: в зимовнике Калнишевского выпасались кони 18 собственников, у Глобы – 19, у Головатого – 17. К тому же некоторые из них имели достаточно большие собственные табуны.

Одна из особенностей коневодства была в том, что для прокорма коней не требовалось значительных средств. Только у Калнышевского и ещё у нескольких старшин были конюшни.

В 1774 году можно увидеть, что Кош давал разрешение брать соседним поселенцам сено для скота. За это они платили налог – 10-ю часть этого скота.

Занимался Кош и вопросами выпасания коней, которые принадлежали Киево-Межигорскому монастырю. Там же выпасались кони депутатов, которые отправлялись в Петербург за жалованием.

Далее следует отметить разведение крупного рогатого скота. Для Запорожья было характерным разведение серой украинской породы. Это не требовало больших затрат и дополнительных рабочих рук. Именно поэтому для Запорожья, где были распространены мясное и молочное направления скотоводства, наличие такой породы определяло характер хозяйствования. 3b86bb

Среди собственников поголовья крупного рогатого скота также следует отметить  Калнишевского и Глобу: 1076 та 889 голов соответственно. У других было значительно меньше.

На Запорожье достаточно высокого  уровня развития достигло и овцеводство. Продукция этой отрасли тоже присутствовала среди экспорта. Общее количество овец у старшин было довольно значительным. У Калнишевского было 13006 овец и 1039 коз; у Глобы —  11 870 овец и 593 козы, несколько тысяч голов было у Гараджи, 2000 у Ногая и т.д.

Можно отметить и незначительное поголовье свиней у старшины сравнительно со скотом.

Вместе с тем на большой территории Запорожских Вольностей в развитии скотоводства были некоторые особенности. С одной стороны, в традициях Запорожского казачества было заложено пользование пастбищами на широкой территории, включая крымские степи. С другой стороны, политика российского правительства относительно границ ограничивала выпас скота.

Следует отметить и частый отгон скота у татар. Вопросы отгона были одними из главных в работе следственных комиссий, который расследовали запорожско-татарские претензии.

Относительно торговли скотом следует отметить, что запорожцы стремились продать его со своих зимовников. И тут правительство пыталось регламентировать вывоз в Гетманщину.  Минимум для экспорта, который требовали запорожцы, составлял 1000 коней, столько же рогатого скота и  4000  шкур.

При этом следует отметить, что запорожцы торговали и продукцией скотоводства. Особенное место тут занимало овцеводство с шерстью и смушками. Также среди экспорта были лой, шкуры, ремни, сыр, сало.

Земледелие в Запорожье не получило такого уровня развития, как вышеназванные отрасли хозяйства. Дело в том, что у Запорожского казачества земледельческих традиций не было. Тем не менее особенности в распространении земледельческих хозяйств на территории Вольностей всё-таки имели место. Если в начале существования Новой Сечи такие хозяйства располагались преимущественно на северных территориях, то со временем они всё больше смещаются на юг.

До ХVІІІ века население запорожских земель практически не развивало эту отрасль. Землю для посева выбирали преимущественно возле рек или по склонам балок, поскольку открытая степь не всегда была приспособлена для земледелия. Именно там и располагались запорожские зимовники. Каждый запорожец имел столько земли, сколько у него было рабочей силы, и эксплуатировал участок до тех пор, пока земля не истощалась.

Характерным признаком развития хозяйства на Сечи было то, что запорожцы мало занимались земледелием, хотя они и владели большими угодьями. Продолжительное время они вынуждены были завозить продукты питания извне. Запорожцы импортировали хлеб преимущественно из Польши и Гетманщины. Однако хлеба всё равно не хватало. Поэтому с 50-х годов ХVІІІ века набирает силу тенденция к постепенному освоению земель для земледелия.

На начальном этапе развития земледелия размеры земельных угодий и срок владения ними регламентации не подвергались. До 1734 года Сечь была фактически единственным рынком сбыта хлебной продукции. Из-за незаинтересованности в увеличении продуктивности угодий не поднимался вопрос о правильном севообороте. На втором этапе уже появились казаки-хлеборобы, которые владели одними и теми же землями. Веления времени диктовали свои условия развития земледелия, поскольку без него невозможным было экономическое развитие Запорожья. Поэтому Кош принимал меры и поощрял население к занятию земледелием, активно принимая крестьян на Запорожье. Как результат, со второй половины ХVІІІ века земледелие входит в хозяйственный уклад Вольностей, а запорожские хлеборобы начинают работать на  рынок.

На землю выходила самая богатая часть населения, которая, имея деньги, могла сразу заниматься земледелием. К тому же старшина, которая начала получать от торговли прибыль, стала вкладывать деньги в сельское хозяйство. Уменьшение повинностей также способствовало притоку населения на территорию Вольностей. Это население обладало культурой ведения земледелия, которую и несло в запорожскую экономику.

Количество зимовников из года в год увеличивалось. Соответственно увеличивались и общие массивы обрабатываемой земли.  Значительные объемы зерна хранили в загородах, а только что собранное — в копах и снопах. Например, в зимовнике казака И.Сербина было 7 ям чистого хлеба. У других казаков в среднем было по 100-200 коп хлеба. Тот факт, что на месте запорожских зимовников после ликвидации Сечи возникли слободы и села, где потом развивалось земледелие, свидетельствует о том, что запорожцы заложили мощную основу этой отрасли.

Рассматривая зерновые культуры, которые выращивали запорожцы, все исследователи перечисляют схожий ассортимент: рожь, овёс, ячмень, гречка, немного меньше пшеницы.

image027В это время запорожцы начинают совершенствовать технику обработки земли. У них  появляются плуги разных систем, бороны, косы. В крупных зимовниках в этот период сосредотачивается большое количество хлеба. Так, у Каплуна, Шморгуна, Колпака и Глобы собирали от 3 до 5 тысяч пудов хлеба.

Про высокую роль земледелия указывает и возрастающая роль мельниц. Во времена Новой Сечи население Вольностей изготовляло муку на собственных мельницах. Больше всего их было на территории Кодацкой и Самарской паланок. На ноябрь 1762 года в Кодацкой паланке было 35 мельниц, а в 1767 году — 48. Н.Полонская-Василенко указывала на наличие мельниц у старшин (П.Калнишевского, И.Глобы, П.Головатого, Колпака, Гараджи, Смолы).

В контексте развития сельского хозяйства следует отметить пчеловодство и бортничество. Мёд и воск были среди главных статей запорожской торговли. Некоторые казаки владели значительными пасеками. Например, в зимовнике А.Куцого было 140 ульев с пчелами и 105 пустых.

Вспомогательную роль в запорожских хозяйствах играло садоводство и огородничество. При этом запорожцы тщательно охраняли свои сады.   Среди плодовых деревьев встречаем яблони, груши, вишни и др.

Среди огородных культур разводили огурцы, капусту, арбузы, тыкву, кукурузу, лук и чеснок. Ими сечевики почти полностью удовлетворяли свои потребности.  Таким образом, анализируя вышеизложенное, можно констатировать довольно высокий уровень развития сельского хозяйства на территории Запорожья.

Как результат развития вышеперечисленных отраслей отмечаем увеличение объемов торговли их продукцией.

Наиболее традиционной для запорожцев была транзитная торговля, от которой Запорожье получало прибыль, когда ещё не производилось достаточного количества продукции для внешнеторгового оборота и не было сословия купцов (их существование среди запорожцев в ХVII – начале XVIII века противоречило самой природе казачества).  Однако уже в ХVIII веке формируется сословие казаков-торговцев, которые, продавая продукцию со своих зимовников, накапливали всё больше средств для торговли.

Транзитная торговля по территории Вольностей проводилась и развивалась по северо-южному и юго-западному направлениям. Каждое из направлений характеризовался спецификой товаров, проходивших по территории Вольностей.

Через Запорожье везли товары из России, Гетманщины, Польши в Турцию, Крым и в обратном направлении. При этом часть продукции после осуществления транзитных торговых операций оставалась в Сечи для внутренних нужд.

Каждое из направлений характеризовалось спецификой товаров, которые проходили по территории Вольностей. Мануфактурная продукция России и Польши в значительной мере шла транзитом через Запорожье в Турцию и Крым, оседая в Поднепровье, насколько это было выгодно для поддержки хозяйства запорожцев. В то же время хлеб из России и Польши только в небольшом количестве шёл на турецкий и татарский рынки. Транзит из Турции в Россию через Запорожье был незначительным. Это был воск, широкая торговля которым велась из Трабзона, и какая-то часть оседала в Запорожье, а также сахар и кофе. Через Запорожье в Турцию везли преимущественно сельскохозяйственную продукцию, а также мех, рыбу, икру, железо, канат и др.

Кроме той части товаров, которые оставались в Запорожье, Кош получал прибыль и от перевозов, через которые проходили эти товары. Владение ими было заложено в традицию Войска, а деньги, которые получали с перевозов в конце ХVII – начале XVIII веков,  составляли один из основных доходов.

Одним из главных у запорожцев был Никитинский перевоз. Через него проходили купцы, которые везли товары в Крым и в обратном направлении. Большое значение для Войска Запорожского имели Кодацкий, Самарский, Бугогардовский и Белозерский перевозы.

Внешняя торговля Войска Запорожского развивалась по направлениям: южному, северному, западному. Среди экспорта можно выделись скот, рыбу и мех.

На южном направлении торговыми партнерами были Крым и Османская империя.

С Турцией Сечь торговала преимущественно водным путём, который включал Днепр с лиманами и протоками, Чёрное и Азовское моря, а возле самой Сечи располагалась бухта для иностранных судов. Турецкие купцы везли в Запорожье оружие, свинец, конскую сбрую, ткани, стекло, вино, ягоды и др.

Торговля запорожцев с татарами была наиболее традиционной и к первой половине XVIII века достигла больших размеров. Главными местами торговли запорожцев с татарами были Сечь, Перекоп, Кафа, Козлов. Из Запорожья вывозили мех, полотно, кожу, железо, табак и частично хлеб. Из Крыма ввозили сапьян, смушки, шёлковые ткани, волошские орехи, красное вино, иногда ослиц и белых верблюдов. Но самое главное — соль. Традиции отношений Войска Запорожского с Крымом были настолько крепкими, что торговля между ними не прекращалась даже во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов.

Главными торговыми партнерами Запорожья на северном направлении были Россия и Левобережная Украина. Запорожцы вывозили товары на ярмарки в такие города, как Стародуб, Миргород, Лубны, Ромны и др. При этом не исключался обмен товарами. Например, продукцию скотоводства запорожские купцы могли обменять на водку.

На запорожский экспорт на этом направлении влияла и та политика по его ограничению, которую проводило российское правительство. Поэтому запорожцы не могли везти в северном направлении больше товаров, чем разрешалось. В северные территории запорожцы везли скот, рыбу, мех, соль, причём всё это — в ограниченном количестве.

запорожцы чумаки Особенным товаром считалась соль, таможенный тариф с которой правительство не уменьшало, несмотря на просьбы казачества – 10 коп. за пуд.

Торговлю солью можно рассматривать и как транзитную, и как внутреннюю. С одной стороны, Запорожье имело собственные соляные добычи и снабжало этим продуктом северные территории. С другой, этих запасов было недостаточно, и запорожцы везли соль из Крыма. При этом в отношении соляной торговли Крым был в зависимости от Запорожья, которое могло не пропустить ватаг, шедших на полуостров. Требуя от чумаков пропускных билетов с Коша, Крым вместе с  тем был заинтересован, чтобы они шли на полуостров за солью.

Увеличение объёмов внешнеторгового оборота способствовало тому, что, вопреки устоявшейся традиции, среди запорожцев появились казаки-купцы. В 60-е годы XVIII века среди них часто упоминаются Иван Мотуз, Сергей Кравцов, Василий Сербин, Иван Чепис, Андрей Бойченко, Михаил Псел, Иосиф Белый и др.

Давние традиции были у казаков и в торговле с Польшей. Главными центрами польско-запорожской торговли были Умань, Корсунь, Торговица. Из Запорожья везли коней, скот, мех, рыбу, соль, сало, сыр, воск и др. Польские купцы, в свою очередь, ездили в Запорожье, чтоб купить соль. Также через Польшу запорожцы часто ездили во Львов, где продавали соленую и вяленую рыбу, а вместе с ней и волов, которыми привозили товар. Из Польши запорожцы привозили и товару на 20-30 тыс. руб. Везли оттуда ткани и продовольствие. При этом не исключалась и меновая торговля. Несмотря на недоразумения с польскими властями из-за гайдамацких нападений, следует отметить заинтересованность местных урядников в прибытии запорожских купцов на польские ярмарки.

В своей внутренней торговле Сечь сохранила те традиции, характерные для запорожского казачества. Здесь выделяется два направления : торговля в самой Сечи и на территории паланок.

На территории Сечи продавали те товары, которые поступали в Запорожье в результате транзитных и внешнеторговых операций. Большинство купцов на Сечи составляли иностранцы. В самой Сечи они торговали на базаре с рядами лавок. Вообще на территории Вольностей существовало довольно много торговых будок, что благоприятно отражалось на запорожском хозяйстве. Отдельные купцы торговали, арендуя при этом несколько будок. Кош контролировал внутреннюю торговлю и давал разрешение на неё в пределах Вольностей. Налог, которым обкладывались купцы, торговавшие в будках, был значительной статьей доходов Коша. Денежный оборот некоторых будок был значительным. Например, в 1771 году из магазина Новокодацких торговцев было взято 500 рублей серебром.

Торговля на территории паланок представлена преимущественно шинками, которые играли заметную роль в запорожской внутренней торговле. Их собственники платили налоги. Размер налога з будки – 2,5 руб., с погреба (льоха – укр.) – 5 руб. Например, за 1768 год было собрано 719, 5 рублей

Одним из источников доходов запорожцев было одалживание денег купцам. В результате торговых операций у некоторых казаков накопились значительные капиталы. Поэтому они всё чаще совершают операции займа. После ликвидации Сечи, например, у С.Белого осталось 15 тысяч рублей наличными и 10 432 долговыми. В 1768-1769 годах в 15 случаях разные купцы и жители Гетманщины должны были запорожцам 3692 руб.

Одной из проблем, которые постоянно приходилось решать запорожцам, была таможенная политика российского правительства. Сразу после перехода запорожцев под российский протекторат, несмотря на распоряжения, которые регулировали прохождение товаров по территории Вольностей, оставались не до конца отрегулированными механизмы прохождения купцов через запорожские границы. Одной из главных причин были многочисленные пошлины, которые брались с товаров на украинских и российских территориях.

Российское правительство сразу принялось решать проблемы, которые возникли в торговле. Уже в 40-х годах XVIII века стали издаваться указы об упрощении процедуры прохождения купцов через запорожскую границу.

Ситуация усложнилась после проведения российским правительством   таможенной реформы в 1754-1755 годов, в результате которой Запорожье оказалось за пределами таможенных границ Российской империи. Теперь на границе Новой Сечи появились новые таможни: Переволоченская, Царичанская, Кременчуцкая, Бахмутская. Таким образом возникли дополнительные сложности на южном направлении. Правительству необходимо было решить эту проблему. В дальнейшем, когда в Петербурге работали депутации, Кошу удалось добиться снятия ограничений на торговлю некоторыми товарами.

 В 1755 году часть  товаров освобождается от пошлин. Указом же от 25 января 1760 года удовлетворялись главные запорожские просьбы относительно пошлин. Из Гетманщины до Сечи съестных и питейных припасов для собственного употребления, одежду и обувь » и на собственный их запорожцев в Коше промысел товары… в том числе и те, кои по большей части бывают привозятся из-за границы, с которых пошлина взята будет с привозцов к портам и пограничным таможням, а  именно: сукна, шелковые материи, китайку, снурки, косы, ярь, камфору, галунь, ножи, бритвы… також и запрещенные в отпуск за границу хлеба, бараны и овцы живые, овчины шерсть, сало и масло постное пропускать без взятья всяких пошлин». Эти товары не разрешалось везти в Крым и Польшу. Однако оставалась пошлина на соль.

maxresdefaultВесьма интересен вопрос денежного обращения на запорожских землях. Не имея собственных денег, казаки пользовались монетами соседних государств — России, Польши, Крыма, Османской империи.

В широком денежном обращении на Запорожье был талер (ефимок). Однако во времена Новой Сечи российское правительство стремилось контролировать денежное обращение на территории Вольностей и пыталось устанавливать курс талера. Были в обращении на Сечи серебряные и медные крымские башлыки, а также турецкая серебряная монета – левок. Однако монетарная политика российского правительства во времена Новой Сечи приводила к тому, что на Запорожье российские деньги вытесняли монеты других государств.

Как пример, следует отметить вмешательство российского правительства и запрет последнего торговать за крымские башлыки.. В 50-х-60-х годах XVIII века в торговле с Крымом сложилась весьма неоднозначная ситуация. Так, крымские купцы рассчитывались за товары, которые покупали в Сечи башлыками по курсу 2 за 1 коп. Когда запорожские купцы шли в Крым покупать товары, то крымчаки своих башлыков не принимали, а требовали торговать товар за товар или за российские деньги.   Запорожцы, указывая на то, что башлыки кроме Сечи нигде больше в пограничных местах не употреблялись, просили, чтоб российское правительство сделало запрос хану относительно изготовления лучшей монеты. Российское правительство на сообщения Коша отреагировало запретом оборота башлыков. В указе 30 сентября 1756 года повторялись условия торговли за крымские деньги с приказом не брать их, чтоб „за невзятьем их обратно за товары» в Крыму российские подданные не терпели убытков. Запорожцам с крымскими и российскими купцами приказывалось или торговать товар за товар, или за российские медные деньги (копейки), которые разрешалось вывозить за границу, а также за золотые и серебряные иностранные деньги, которые не запрещалось ввозить. Таким образом разрешался вывоз медных денег и ввоз золотых и серебряных. Это ограничивало запорожскую торговлю. К тому же именно медные деньги правительство пыталось выдать запорожцам в жалованье. То есть Запорожье должно было стать местом сбыта медных денег.

Распоряжения относительно крымских башлыков содержались и далее.

Уже перед ликвидацией Новой Сечи Запорожье стало «государством в государстве». Во многом это стало возможным благодаря высокому уровню его развития. Поэтому после тех преобразований, которые провела Российская империя, ликвидировав Запорожскую Сечь, территория уже бывших запорожских владений продолжала оставаться на высоком уровне развития.

Александр Мирущенко, к.и.н., заведующий Музеем истории Запорожского казачества Национального заповедника «Хортица»