ТРИ МОРСКИХ ВЕКА ЗАПОРОЖЦЕВ

Казаки издревле ходили в море, и даже если не вести историю казаков от древних славян — морских и речных походов Олега, Игоря и Святослава,- а обращаться только к официальной истории, то и тогда видно, что первые победы казаки совершали не в лихих кавалерийских атаках, а в безудержных абордажах.

Казацкий флот состоял из легких, чрезвычайно маневренных лодок — чаек (от татарского слова «каик» – «чаик» – круглая лодка). Чайки двигались с помощью или весел или парусов, что позволяло лучше использовать погодные условия. Преимуществом чаек было и то, что они могли пришвартоваться к любому берегу, в отличие от громоздких и неповоротливых турецких галер.

запорожский флот

Бой казацких чаек с турецкой галерой

В первый свой морской век, с 1492 по 1600, запорожцы отрабатывали морскую тактику ведения боя и достигли определенного успеха, так как уже в 1500 году турецкий султан приказал перекрыть цепями устье Днепра, чтобы не пустить запорожские «чайки» в Черное море.

В 1502 и в 1504 годах запорожский флот ходил на Тавань. В Белгород (город на западном Причерноморье, ныне территория Болгарии), казаки ходили в 1516-м (первое упоминание о применении пушек запорожскими казаками относится как раз к 1516 году) и в 1574-м годах. Первый набег на Очаков произошел в 1515 году, тогда в нем участвовали 32 «чайки». Затем на Очаков ходили в: 1523, 1527, 1528, 1538, 1541, 1545, 1547, 1548, 1551, 1556 годах. Причем, в 1556 году казаки действовали вместе с русским отрядом воеводы Путивля. В том же 1556 году казаки грабили Керчь. Перекоп потрясли в 1558-м, Кафу сожгли в 1560-м. В 1559 году запорожцы участвовали в Крымском походе, под предводительством окольничего Д.Ф. Адашева. В феврале этого года являясь «первым воеводою большого полка», он возглавил нападение на Kрымское ханство, построив на месте впадения реки Псел в Днепр и у острова Хортица на Днепре флотилию из 150—200 «чаек» и «дубов». Спустившись вниз по течению Днепра, его флотилия захватила два турецких корабля и высадила войска на западное побережье Крымского полуострова неподалеку от Перекопа. Разбив несколько отрядов хана Девлет-Гирея, казаки освободили из татарского плена своих соотечественников, а затем благополучно возвратились к острову Хортица. За один год, 1575-й, успели разграбить два крупных турецких порта: Синоп, Трабзон, и даже окрестности столицы – Стамбула. На следующий год разорили города: Килия, Варна, Силистрия. Затем казаки прошлись по всему черноморскому побережью огнем и саблей: в 1578 году, в 1583, в 1586, в 1590, в 1593, в 1595 и в 1599 году. В 1587 году запорожский десант взял город Козлов на крымском побережье, разгромил там работорговцев и освободил 2000 украинских, польских и русских людей, угнанных в рабство.

Шестнадцатое столетие, особенно его первая четверть, стало временем расцвета запорожского флота. Именно в это время турецкий флот окончательно утратил стратегическую инициативу на Черном море. Для борьбы с казачьими флотилиями султан сосредоточил огромные силы своего флота в Азовском и Черном морях. Но это не спасало морские коммуникации и северные колонии Турции. Набеги казаков становились все стремительнее и разрушительнее.

чайка Г. БопланВторое столетие запорожский флот начал с морского десанта на крепость Килию в 1602 году. В мае 1602 года казаки в устье Днепра, захватив у турок несколько галер, с эскортом в 30 чаек вышли в море, разгромили турецкий конвой под Килией, захватив при этом еще одну боевую галеру и несколько транспортных судов, пограбили окрестности крепости. Затем в Днестровском лимане эти же казаки атаковали эскадру турецкого адмирала Гасан-аги, посланного в погоню, отбили галеру и захватили еще одно судно, идущее из Кафы. Таким образом, во время похода запорожцы захватили не меньше пяти судов, из которых три были боевыми галерами. А это уже сила! Ведь на каждой галере томилось не одна сотня невольников, преимущественно братья — славяне.

Через четыре года повторил удачный поход. В 1606 году запорожцы напали на Килию и Белгород. Попутно разгромив в море турецкую эскадру, взяв на абордаж уже 10 галер. В тот же год казаки одним молниеносным штурмом взяли первоклассно укрепленную крепость Варну, считавшуюся неприступной (возможно в этом походе участвовал молодой Хмельницкий).

Затем под адмиральством гетмана Петра Сагайдачного был проведен ряд блестящих походов. В первую очередь он повел мощную флотилию на Кафу, крупнейший центр работорговли на Черном море. Годом позже запорожский флот под его началом одержал победу над турецким флотом у Очакова. В 1609 году 16 чаек, имея на борту более 800 казаков, навели ужас на Измаил, Килию, Белгород (Аккерман). Другой отряд в очередной раз наведался в Кафу. В 1613 году запорожцы разорили практически всё южное побережье Крыма, на обратном пути они напоролись на засаду, устроенную турецким флотом в устье Днепра. К счастью, дисциплина в турецком флоте всегда оставляла желать лучшего – запорожцы застали мирно храпящих турок врасплох. Шесть галер взяли на абордаж без особого труда, но остальные успели уйти. Что, я думаю, не сильно расстроило казаков.

В 1615 году П. Сагайдачный провел блестящую операцию на побережье Крыма и Анатолии, завершив ее ударом по столице с таким успехом, что в гареме султана (так сообщали европейские послы) у многих жен начались преждевременные роды. Не испугавшись двадцати четырехтысячного гарнизона столицы и шеститысячной личной гвардии султана, запорожцы сожгли две пристани в окрестностях столицы: Мизевну и Архиоку, разграбили по берегам пролива множество богатейших загородных дворцов (в большинстве своем домов турецких сановников), и отправились домой. Сам султан в тот день охотился в предместьях столицы и очень заинтересовался столбами дыма, поднимающимися над городом. Прибыв во дворец и узнав, в чем причина пожара, султан был в бешенстве. Он даже объявил казацкого адмирала своим личным врагом. Мощный флот пошел вдогонку Сагайдачному. Турки надеялись перехватить казаков в устье Днепра. Но запорожский адмирал повернул к татарскому центру работорговли — городу и морской крепости Кафа. Ночью запорожцы тихо высадились на берег, днем прошли к Кафе, а на следующую ночь подвезли к крепостным стенам солому. Под видом купеческого каравана казаки Сагайдачного вошли в крепость. Настала следующая ночь: у стен запылали костры, янычары бросились защищать стены, а запорожцы ударили по ним с тыла. К утру невольничий рынок Кафы перестал существовать. Пополнив свои ряды освобожденными пленниками, казаки ударили по пристани. К полудню из гавани в сторону турецкой столицы ушла только одна фелука.

В 1616 году гетман Сагайдачный с 2 тысячами казаков разгромил в Днепровском лимане эскадру Али-паши. Казаки потопили, сожгли или захватили 15 галер и около 100 мелких вспомогательных судов. Турки потеряли до 14 тысяч человек (скорее всего, цифры потерь снова завышены). Спастись удалось только одной галере – с самим Али-пашой. Осенью казачья эскадра подошла к Синопу, центру работорговли на Анатолийском побережье. Казаки взяли  крепость, разрушили стены, сожги город, посадили на турецкие галеры освобожденных рабов и ушли в море. Вскоре они появились у  порта Минер, где уничтожили 26 турецких кораблей и спалили сам порт. Эскадра адмирала Циколи-паши бросилась в погоню. Казаки их подождали, потопили три из шести галер и поплыли дальше.Эскадра Ибрагим-паши подошла к Очакову, чтобы караулить возвращавшихся в Сечь казаков, но Сагайдачный пошел в другую сторону — эскадра запорожцев вошла в Босфор. Если бы она достигла главной базы турецкого флота – острова Родос и овладела им … султану можно было бы вешаться самому. Но этого не случилось, и султан искал и вешал «крайних». В числе которых оказался и великий визирь – Насир-паша. Впрочем, это не помогло. Султан решил переложить заботу о казаках «с больной головы на здоровую». Он просил польского короля Сигизмунда III урезонить «польских казаков». В Стамбуле знали, что формально Запорожцы находятся во владении польского короля. Но в том-то и дело, что только формально! Однако король решил помочь южному соседу и «строжайше запретил» казакам обижать турок. Игнорируя угрозы из Варшавы, казаки продолжали разбой. Польский монарх, узнав, что казаки плевали на его запрет, повелел сейму направить делегацию депутатов в Сечь – убедить запорожцев прекратить набеги. Депутаты начали обсуждать этот вопрос. Обсуждали долго. Признали, что ехать в Сечь надо, но они не поедут, так как для них такая поездка «смертью пахнет». На чем вопрос и закрылся.

Тогда султан «отправил ноту протеста» и даже пригрозил Речи Посполитой войной, а в 1619 году пытался навязать польскому королю договор, одним из основных пунктов которого было уничтожение Запорожского флота и выдача султану гетмана Петра Сагайдачного. Но польский король, на такие условия не пошел. На тот момент он уже слишком многим был обязан запорожскому гетману.

В феврале следующего 1620 года в морской поход вышли более 300 «чаек» – около 15 000 казаков. В марте они ударили по Кинбурну, сожгли одну галеру, захватили другую, освободили пленных и на захваченной галере транспортировали их на Сечь. А летом 1621 года чуть было не взяли столицу Оттоманской Блистательной Порты. Подступы к Босфору охраняли только три галеры. Когда прошел слух о движущемся на столицу казачьем флоте, в городе началась паника. С трудом удалось наскрести 40 торговых и вспомогательных судов. Только прибытие из-под Килии эскадры Халиль-паши, успокоило горожан.

Но страх пережитый за прошедшие дни стал последней каплей, переполнившей чашу терпения султана. Осман II объявил войну Речи Посполитой, пошел на казаков и поляков с войском в 100 000 мушкетов и сабель. В Молдавии к нему присоединился крымский хан с 60 000 всадниками. У польского короля тогда было всего 30 000 войска, и он попросил помощи у гетмана Петра. Сагайдачный привел с собой 40 000 запорожцев, а ещё 10 000 отправил на чайках, под начальством молодого, но уже прославившегося Богдана Хмельницкого, разорять турецкие берега. Несмотря на численное преимущество у Хотина, султану не удалось одержать победу. Война завершилась миром 28 сентября 1621 года. Запорожцы спасли Речь Посполитую.

И уже в июне 1624 года 102 чайки были у стен Стамбула, еще при выходе из Днепровского лимана они столкнулись с турецкой эскадрой из 25 галер и множества вспомогательных судов. Морское сражение шло несколько часов, казаки опрокинули турок и вырвались в море. В том же году, но в другую сторону ушло 150 чаек. На следующий год в море вышло 350 чаек – почти 18 000 казаков. В устье Дуная им пришлось столкнуться с турецким флотом Реджеб-паши состоящим из 45 галер. Произошло большое сражение. В этот раз казачкам не повезло. Только 30 чаек добралось до берега. Одних пленных казаков взяли 786 человек. Но, видимо, это была одна из редких победа турецкого флота. «Если бы не северный ветер, который поднялся и помог паше, казаки разгромили бы его флот» — пишет француз де Сези.

Итак, за первую треть XVII века, а точнее с 1602 по 1624 год казаки трижды нападали на столицу Османской империи, минимум четыре раза громили турецкие эскадры в морских сражениях, дважды убив турецких адмиралов, потопили сотни боевых и транспортных судов, высадили десятки успешных морских десантов, разграбили многие города.

Но, пожалуй, самым главным свидетельством Морской Славы Запорожья является договор о торговле, заключенный между султаном Турции и гетманом Запорожья в 1649 году. Можно только удивляться, что такой важный документ так малоизвестен. Впрочем, текст этого договора говорит сам за себя.

ТОРГОВЫЙ ДОГОВОР ЗАПОРОЖСКИХ КАЗАКОВ С СУЛТАНСКОЙ ТУРЦИЕЙ

 («История Малороссии». Маркевич. Т.3)

 «1. Позволяет Султан Турецкий войску Козаков и народу их иметь свободное плавание на Черном море ко всем своим портам, городам и островам, так же на Белом (Мраморном) море ко всем своим владениям и островам с их портами, и к портам других Государей и владениям Христианским, так же по всем рекам и ко всем городам, с коими, по желанию своему в торги и в купеческие дела входить имеют, продавать, покупать и менять по воле своей, стоять в портах и выезжать, когда захотят, без всякого препятствия, сопротивления и затруднения.

  1. Для поспешествования новой торговли войска Запорожского и народа его, Султан Турецкий освобождает купцов их от всякой пошлины, мыта и подати, а так же товары их, какие только они в Государство его ввозить, или из Государства его вывозить захотят, с сроком на сто лет (если не на сто лет, то хотя на пятьдесят или, по крайней мере, на тридцать), за чем должностные начальники повсюду смотреть будут, а по истечении ста лет, если Бог позволит, не большую тягость податей нести имеют, как и самые Турки.
  2. Домы для складки товаров, в городах и портах Султана Турецкого, как при Черном море, так и при Белом быть имеющих, позволяет Султан войску Козаков заводить и тем торговать, и купцам их свободно пребывать, не платя никакой подати в продолжение вышеупомянутых ста лет.
  3. Наместник Войска Запорожского и народа его, в Стамбуле иметь будет свое пребывание с должным почтением и без всякой опасности и обязан ходатайствовать о правосудии обиженным казацким купцам: так же и войско Запорожское, наместника Султанского в портовом городе своем имеет, который должен выдавать пашпорты казакам для свободного их проезда на галерах или кораблях, куда захотят, и за пашпорт брать не более одного червонца. В присутствии его, начальник галеры имеет учинить присягу, что он никакой измены против Государства Султанова не сделает, оный же наместник Султана обязан право сие, на Турецком языке писанное, каждому требующему на письме выдать за своеручную подписью и с приложением печати.
  4. Для удержания своевольных людей от нападения на море, с дозволения Султана, войско Запорожское заложит несколько городов портовых ниже порогов, даже с устья реки Буг в Днепр, откуда и торговлю свою производит, и безопасность на море против своевольства обеспечить само собою имеет.
  5. Если бы кто своевольно из войска Запорожского нападал на море, над такими надлежащий суд учинить должно войско Запорожское при наместнике Султанском, а для сего, торговли казаков и купечеств их затруднений и препятствий делать никогда и никто в Государстве Турецком не будет.
  6. Если бы с Дону какое возникло своевольство, и оттуда на море выехали для разбоя, то вместе с Турецкими галерами ловить надлежит, и казацких своевольников наказывать, и взаимно друг другу вспомоществовать, чтобы море было чисто и свободно.
  7. Если бы галера казацкая, в чем будь право Султана (да хранит его Бог) преступила, то начальник галеры должен быть наказан, а сама она с товарищами и работниками своими останется свободною, и другие так же. В товариществе с ней находящиеся галеры и корабли имеют быть свободными, дабы невинно не терпели и заключенный мир был бы ничем не нарушен.
  8. Если бы галера или корабль казацкий разбился на берегу Султанском, то вещи те, кои могут сохраниться, были бы спасены и наследникам отданы.
  9. Касательно долгов купеческих, право купцам казацким такое же быть имеет, как и Туркам во всем государстве, и суд немедленный.
  10. Галер или кораблей казацких ни на какие потребы, ни на какую службу Султан Турецкий употреблять не позволит, ни их людей, ни товаров, ни оружия, но способный вход и выход во всем, что имеют, когда захотят, им обещает и обеспечивает.
  11. Когда какой купец умер в Государстве Турецком, на море или на суше, то все имущество его, принадлежать будет наследникам его, и никем удержано быть не может, и хотя бы, что кому отказал, или записал при смерти, недействительным почитаться не будет.
  12. Невольник Христианских у Турок, так как и Турецких у Христиан, купцам казацким свободно выпускать позволено будет. А если бы невольник Христианский, в государстве Турецком находившийся, на галеру или корабль казацкий убежал, то его утаивать или укрывать начальник галеры не имеет права, но должен его выдать и на сие никакого убытка или обиды не потерпит ни он, ни галера его, ни люди, ни товары его, так же когда работник какой вольный или невольник с галеры казацкой бежал, Турки должны будут выдать его казакам».

Интересный договор. Неудивительно, что после 1650 года, как свидетельствуют хроники, активность запорожского флота пошла на убыль. Действительно, зачем рисковать головой, когда можно и так обогатиться и вернуться домой живым. Хотя далеко не все запорожцы думали так. К тому же у многих в турецком плену томились родственники и побратимы. Возможно, именно с этого договора и начался раскол на сторонников турецкой и московской ориентации. А потом началась национально-освободительная война, и запорожцам стало не до морских походов.

Следующее столкновение с турецким флотом произошло только в 1660 году. К этому времени считалось, что Запорожцы находятся под властью Московского царя, и, следовательно, договор потерял силу. В этом же году запорожцы во главе с атаманом Иваном Сирко напали на Очаков. 1663 год отмечен активностью запорожцев на транспортных линиях, идущих из Турции в Крым. В 1667 году запорожцы прорвались через Сиваш в Крым. Сожгли столицу крымского ханства, так что хан в спешке бежал в Турцию на корабле.

В 1680 году султан Махмуд IV послал запорожцам известное письмо, на что получил ещё более известный ответ.

Крупный успех случился в 1690 году: казаки захватили казну крымского хана и потопили два турецких судна. Но в целом, запорожский флот сошел с мировой арены. Последними были поход Ивана Мазепы и полковника Палия на Кизикермен и Крым и запорожского полковника Якова Лизогуба под Азов на помощь войскам Петра I.

Однако следует помнить, что морские походы запорожских ватаг в шестнадцатом столетии далеко не всегда заканчивались успешно, как это может показаться из приведенного перечня. Так, весной 1621 года 400 запорожских и 1300 донских казаков, возглавляемых атаманами Сулимой, Яцком и Шилом вышли в Черное море и взяли курс на турецкий город Ризу. Но взять город не смогли и отступили с большими потерями. В море их флотилия попала в сильный шторм, а в довершение всего их нагнал турецкий флот в составе 27 галер. Турки просто расстреляли казачьи струги и чайки из пушек, как в тире. Из похода вернулось всего три десятка запорожцев и менее 300 донцов.

image22478950Третий век запорожского флота начался в 1737 году, когда возрожденный флот принял участие в штурме турецкой крепости Очаков. Потом, в 1771 году, запорожцы участвовали в операциях царских войск на Дунае. По распоряжению Екатерины II переданному запорожскому кошевому П. Калнышевскому генерал-прокурором князем А. А. Вяземским, весной 1771 года с Запорожской Сечи мимо Кинбурна и Очакова прорвались в море 20 чаек с тысячью отборных казаков под командованием полковника Я Сидловского. Пробившись с боями на Дунай, дав несколько боев турецкому флоту, запорожцы нарушили вражеское судоходство по этой реке и захватили прибрежные укрепления и батареи.

В сентябре 1771 года по Высочайшему представлению императрицы Екатерины II Государственный совет постановил отчеканить 1000 серебряных медалей с надписью «За оказанные в войске заслуги, 1771» Медали предназначались запорожским казакам за дерзкий разведывательный рейд по тылам противника у северо-западного побережья Черного моря и на Дунае с апреля 1771 года.

Якова Сидловского и Ивана Мандро наградили большими именными золотыми медалями на ленте высшего ордена Св. Андрея Первозванного; а кошевого Петра Калнышевского — медалью, осыпанной бриллиантами; есаул В. Пишмич, хорунжий Я. Качалов, полковой писарь С. Быстрицкий и старшина Я. Проневич указом императрицы были награждены золотыми именными медалями. Кроме этого Екатерина II наградила всю флотилию почетным знаменем. Так была основана Запорожская дунайская военная флотилия, сражавшаяся с 1771 по 1774 год.

Такой же поход на чайках из Сечи на Дунай повторился в следующем, 1772 году, и его командиры – полковники Мандро и Коленка (заменившие скончавшегося от ран Сидловского), также были награждены именными золотыми медалями.

Запорожцы сражались не только на Дунае в Первой армии генерал-фельдмаршала Румянцева, но и на Перекопе в составе Второй армии генерал-аншефа Долгорукова. Подвиги запорожцев были столь многочисленны и колоритны, что в России распространилась «мода на запорожцев». Высокопоставленные вельможи стремились вступить в сечевики и с удовольствием принимали запорожские прозвища и звания. Так, почетными запорожцами стали генерал Потемкин, из-за своего огромного парика получивший прозвище Грицко Нечоса, генерал Прозоровский и подполковник М. И. Кутузов. В запорожцы записался даже математик, физик и астроном Леонард Эйлер, швейцарец по происхождению…

Однако 4 июня 1775 года Екатерина II приказала уничтожить Запорожскую Сечь, а 3 августа был опубликован ее манифест, задним числом ставивший запорожцев вне закона. Такой «награды» удостоились запорожцы за то, что верой и правдой служили Российской империи последние четыре десятка лет. Завершался боевой путь запорожского морского лыцарства, длившийся три столетия.

Часть запорожцев бежала в Турцию, и поселилось на Дунае, образовав третью по счету «Новую Сечь» — Задунайскую. Впрочем, в 1783 году – многие запорожцы вернулись и образовали «Кош верных казаков запорожских».

В марте 1788 года на основе «Коша верных казаков запорожских» было образовано новое – Черноморское войско. Вскоре казаков перебросили на Тамань. Тут их флот прославился во время Лиманской операции против турок 18 июня 1788 года (после которой умер от ран кошевой Черноморского войска верных казаков Сидор Билый), взятием крепостей на острове Березань и Сулин (под командованием Антона Головатого) и штурмом Измаила, который был взят 11 декабря 1790 года. А 21 мая 1792 года генерал-аншеф Каховский уведомил начальника Лиманской флотилии вице-адмирала Мордвинова о том, что Черноморская казацкая флотилия окончательно переводится на Тамань.

Но все это уже совсем другая история.

Полковник Геннадий Тымкив, начальник административно-строевой службы Союза казаков Украины «Войско Запорожское»