чайка Г. Боплан

К ТАЙНАМ КАЗАЦКОЙ ЧАЙКИ

козацька чайкаКазацкая чайка … Эти слова всегда вызывают в воображении образы стройных челнов под натянутыми парусами — упругих и устремлённых к цели, словно пущенных из лука стрел. Летят в чайках казаки над морскими волнами освобождать братьев и сестёр из турецко-татарского плена. И нет на свете силы, которая бы их остановила.

Казацкие летописи сохранили свидетельства о многочисленных победоносных походах запорожцев на чайках к берегам Турции и Крыма. Созданные руками народных мастеров, эти невзрачные, на первый взгляд, челны не уступали турецким галерам в маневренности. Однако сегодня на вопрос о том, как же на самом деле выглядели казацкие чайки, однозначного ответа, увы, нет. Почему же так получилось?

Точных чертежей этих уникальных для своего времени судов типа река-море, похоже, никто не делал. Ведь строили их по навыкам и традициям, передавали веками тайные знания «от отца к сыну», «от деда к внуку». Не найдены пока и сами казацкие чайки, которые позволили бы получить полное представление об их конструкции, парусном и гребном оснащении, пушечном вооружении и иных деталях.

Кое-что (но очень немного) о том, как выглядели чайки, было известно давно. В частности, из трудов тех путешественников, кто видел чайки собственными глазами, — француза Г.Л. де Боплана, итальянца Д`Асколи и русифицированного голландца К. Крюйса, которые бегло описывали казацкие корабли.

Наиболее полное описание строительства запорожцами чаек ещё в XVII веке дал  Боплан. В своём труде «Описание Украины» он пишет, что казацкая чайка — это судно около 60 футов длиной, 10-12 футов шириной и 12 — глубиной. «Такое судно не имеет киля; его основа — это лодка из ивы или липы длиной до 45 футов. По бокам оно обшивается и наращивается досками от 10 до 12 футов длиной и до одного фута шириной, которые прибиты [деревянными] гвоздями, причём каждый ряд внапуск на следующий, как и в обычных речных судах, и так до те пор, пока [лодка] не достигнет 12 футов в высоту и 60 — в длину, расширяясь по мере повышения. Да это и понятно из рисунка, который я в общих чертах набросал, — сообщает Боплан.- На нём можно видеть толстые, как бочки, связки камыша, которые плотно крепятся одна к одной по всей длине лодки от одного края к другому и прочно прикрепляются [к бортам] лыком из липы или дикой вишни. Строятся они так, как привыкли и наши плотники, с перегородками и поперечными рядами, а потом смолятся. Пользуются двумя веслами по краям лодки, как показано на рисунке, поскольку лодки очень длинные, необходимо было бы слишком много времени, чтобы развернуться, когда возникает потребность в разворотах при отступлении. Обычно, с каждой стороны от 10 до 15 вёсел, и скорость больше, чем у турецких гребных галер. Есть также и мачта, на которой они [казаки] натягивают довольно упрощенно сделанный парус … Их лодки не имеют верхней палубы, и когда наполняются водой, камыш, привязанный вокруг лодки, не дает ей потонуть».

93082516

Когда запорожцы «решают идти войной на татар,- продолжает Г. Боплан, -чтобы отомстить за несправедливость и причиненные грабежи, то выбирают осеннее время. Для этого отправляют на Запорожье всё, что необходимо для похода или экспедиции, для строительства лодок и вообще всё, что, по их мнению, будет нужным. Затем 5-6 тысяч отчаянных, хорошо вооружённых казаков отправляется на Запорожье строить лодки. К строительству одной лодки приступает 60 человек, заканчивая его через две недели, поскольку они, как я уже говорил, мастера на все руки. Таким образом, за две-три недели у них готово 80 или 100 лодок такой формы, которую я описал. В каждую лодку садится от 50 до 70 человек, каждый из которых имеет два ружья и саблю; на лодке есть также 4-6 фальконетов и запас продовольствия, чтобы хватило на всех. Одеты казаки в рубашку и шаровары, имеют ещё одни переменные, плохонькую свиту и шапку, 6 ливров пороха, достаточное количество свинца, запас ядер для фальконетов; у каждого есть часы. Вот так выглядит летучий казацкий лагерь на Чёрном море, который бесстрашно нападает на крупнейшие города Анатолии».

Эти довольно яркие сведения дополняет труд Д`Асколи, который в том же XVII веке кратко заметил: «Эти чайки длинноваты, подобно фрегатам, вмещают 50 человек, идут на вёслах и под парусами. Чтобы они могли выдержать жестокие бури, их обвязывают вокруг бортов соломой, которая поддерживает их на воде».

Позднее, в XVIII веке, К. Крюйс, описывая суда казаков, писал: «Суда их, которые они челнами называют, беспалубные и подобны неаполитанским фелюках или гишпанским баркелонгам. С кормы и с носа островатые, длиной от 50 до 70 футов, а шириной 18-20 футов. Их оснащают  охапками тростника, соломы или камыша в 6, 7 и 8 футов толщиной, которые казакам в защиту груди против стрел служат». Они имеют «количеством по размерам судна от 16 до 40 весел … Некоторые суда имеют на корме и на носу по рулю или загребному веслу, и те из них, что бывают очень ветхие, на тех используют толстые пучки камыша, привязывая его к бортам, чтобы тем себя от опрокидывания сохранить ».

На протяжении долгого времени большинство исследователей подвергали сомнению данные, приводимые де Бопланом о высоте казацкого судна. Сравнительно недавно группа запорожских исследователей сделала инженерные расчеты, доказывающие: в чертеже и описании чайки  Боплан допустил серьёзную ошибку — высота чайки должна быть почти втрое меньше, то есть не 10-12, а 3-4 фута. О том, что это так, свидетельствуют находки средневековых судов, сделанные в Украине.

Современные находки

казацкая чайкаВ 1966 году в реке Горынь возле города Ровно найдена большая старинная казацкая чайка. Оно изготовлено из ствола огромного дуба. Длина судна, по данным раскопок, составляла 14 м,  ширина — 2 м. Сейчас оно хранится во Львовском музее народной архитектуры и быта.

В отреставрированном и законсервированном виде судно имеет длину 12 м 52 см, а наибольшая его ширина равна 1 м 80 см. Его корпус хорошо сохранился. Повреждена лишь кормовая часть, которая была заострённой. Нос лодки также заострён и немного приподнят. Изнутри корпус судна укреплен девятью шпангоутами, изготовленными также из дуба. Они расположены на расстоянии 1 м или 1 м 70 см друг от друга. Шпангоуты изготовлены из двух частей разного размера, причём меньшая составляет 1/3 всей длины. Высотой они 9 см, а шириной 7-8 см. Соединение шпангоутов с выдолбленным корпусом судна выполнено деревянными гвоздями диаметром 18 мм через 20-22 см. В нижней части шпангоутов сделаны отверстия для стока воды. Дно судна закруглённое, толщина его в носовой и кормовой частях достигает 20 см, а в центральной — 3-4 см. В верхней части бортов рядом со шпангоутами устроены сквозные отверстия размером от 25 до 38 мм. Скорее всего, это места для крепления вёсел, а возможно, и для привязывания связок камыша.

Радиоуглеродный анализ древесины свидетельствует о том, что судно изготовлено между 1555 и 1615 годами.

В 1967 году возле села Оржив Ровенской области в той же реке Горынь найдено ещё одно судно. Во время раскопок оно имело в длину более 17 м, а его ширина составляла 2 м 60 см. Находку доставили в Ровенский областной краеведческий музей, где оно находится и по сей день. К сожалению, сейчас в музее сохранилась лишь часть этого судна длиной почти 11 м и шириной 2 м 20 см. Оно также изготовлено из ствола дуба. Имело шпангоуты, но из них сохранился только один. Они крепились на расстоянии около метра друг от друга. Толщина дна корпуса судна составляет 4-6 см. Корпус в передней части заострённый и утолщённый. Радиоуглеродный анализ древесины, выполненный в лаборатории института геохимии и физики минералов АН Украины, дал дату 1410-1450 годы.

В 1972 году на берегу реки Стырь в г. Луцке столь же случайно было найдено ещё одно крупное судно. Его исследовала археологическая экспедиция Луцкого педагогического института имени Леси Украинки. Как и вышеописанные суда, оно выдолблено из дубового ствола. Его длина — 13 м,  наибольшая ширина — 2 м 50 см. Это судно также имело десять шпангоутов, изготовленных из дуба и закреплённых деревянными гвоздями. При раскопках в судне найдены кирпичи и фрагменты кувшина XV-XVI веков. Сейчас остатки судна хранятся в Волынском областном краеведческом музее. Анализ древесины лодки позволил установить, что она изготовлена между 1475 и 1535 годами.

Перечисленные находки свидетельствуют о том, что в XV-XVII веках на Украине действительно были распространены довольно крупные, известные еще со времен Киевской Руси суда-долбленки, называемые в летописях «моноксилами». Ими пользовались на реках.

С учетом выше приведённых письменных сообщений можем заключить, что именно такие суда-долблёнки лежали в основе построения казацких чаек. Их только дошивали досками, смолили и обвязывали камышом. Считаем, что только с учётом подобных находок можно говорить о научной реконструкции чаек запорожцев.

С 1967 года на Днепре у о. Хортица продолжаются подводные археологические исследования. Ещё в 1971 году здесь на дне реки были проведены подводные археологические исследования боевого судна времён русско-турецкой войны 1735-39 годов, после чего его подняли на поверхность. Как известно, во время той войны возле Хортицы базировалась Днепровская флотилия и действовала Запорожская верфь. В строительстве судов, которые предполагалось использовать на Азовском и Чёрном морях, участвовали запорожские казаки. Справедливо считается, что при сооружении маломерных судов типа река-море использовали многовековой опыт казацких корабельных мастеров.  Носовая часть именно такого парусно-гребного судна типа чайки и была поднята здесь в 1971 году. Этот фрагмент корабля длиной 9 м позволяет рассчитать, что общая длина всего судна достигала 20 м. Судно было полностью наборным. При этом та его часть, которая находилась в воде, была сделана из дуба, а надводная — из сосны и липы. На левом борту находки сохранилось приспособление для крепления судовой пушки. Оно представляет собой прочную конструкцию в виде усиленного шпангоута, возвышающегося над бортом на 25 см. Верхняя часть конструкции сечением 24×24 см окована двумя толстыми железными полосками. Сверху в этой подставке в глубину на 30 см просверлено отверстие диаметром 6 см, также окованное железом. Именно на такие бортовые подставки и устанавливались небольшие корабельные пушки-фальконеты, которых на этом судне было четыре.

Как свидетельствуют источники, на вооружении казацких чаек были не только фальконеты, о которых упоминает Г. Боплан. Так, участник событий уже упоминавшейся войны 1736-39 годов С. Мышецкий сообщает, что в то время казацкие судна-дубы были вооружены железными коваными орудиями. Он же выяснил довольно неожиданный путь приобретения этих пушек казаками.

Согласно записанному им казацкому пересказу, во время существования Сечи на реке Каменке и в Олешках (1709-1734) «некоторые их казацкие рыболовы нечаянно на Крымской стороне, в отмытом от полой воды берегу реки Днепра в урочище Карайтебень усмотрели одну пушку малую, и пришед об оной объявили кошевому, на что кошевой взял несколько казаков, пришед оную пушку вырывать стали, и в том месте нашли их числом пятьдесят; которые пушки взяли и содержали в одном зимовнике потаенно, не объявляя о них никому, опасаясь, дабы татаре от них оных пушек не отобрали, а как пришли в подданство Российской империи, то оные пушки раздали по своим казацким куреням. Которые у них, на их военных дубах имеются».

Иными словами, в своей «Истории о казаках запорожских» Мышецкий сообщает, что сечевики случайно нашли на левом берегу Днепра ниже современной Каменки-Днепровской настоящий арсенал из легких корабельных генуэзских пушек-бомбард, распространённых в XIV — XVI веках. Находка пушек (хотя и устаревшей конструкции) была очень кстати. Ведь после 1709 года казакам запрещалось иметь артиллерию, и до войны 1736-1739 годов они не участвовали в морских походах.

Описанный случай иллюстрирует один из путей приобретения казаками корабельных орудий. Впрочем, как известно, большинство орудий они добывали в бою.

Гораздо больше информации о конструкции, вооружении и оборудования казацкого судна, впервые найденного в Днепре в 1971 году, исследователи получили через 28 лет. В 1999 году практически на том же месте на дне Днепра раскопали и подняли ещё одно судно времён упомянутой выше русско-турецкой войны. Сохранилось оно гораздо лучше, хотя у него практически отсутствует носовая часть.

Корма, средняя часть с утварью и почти весь левый борт этого судна сохранились без повреждений. Оно имело длину до 17,5 м и вмещало около 50 человек. Его наибольшая ширина — 3,6 м, высота кормовой части достигает 2,7 м, а высота борта в средней части не превышает 1,7 м.

По мнению автора находки Валерия Нефёдова, такие казацкие суда второй четверти XVIII века строились наборными на килевой основе по передовой на то время западноевропейской технологии судостроения, а не на «моноксиле». Найденная им морская казацкая чайка имеет двойную обшивку. По её борту расположены железные нагели — упоры для вёсел, а с наружной стороны борта закреплены двойные железные крюки для такелажа. Внутри лодки по всей её длине проходит деревянный брус — кильсон. Все доски наружной обшивки проконопачены и просмолены.

Важнейшие детали набора судна — киль, нижние части шпангоутов (флортимберсы), форштевень, степс и ахтерштевень — изготовлены из дуба, а все остальные — из сосны. Такой набор, скреплённый с помощью железных кованых гвоздей разных размеров, деревянных нагелей и шпилек, обеспечивал достаточную выносливость и легкость корпуса. Ахтерштевень значительно наклонён и округлён, а сама корма поднята и заканчивается небольшим транцем. В кормовой части сохранились три скамьи для гребцов. Средняя часть судна переоборудована для размещения груза,- возможно, для продовольствия и военных припасов. Скамьи для гребцов были и в носовой части.

Артиллерийское вооружение лодки с учётом её размеров было достаточно мощным. Оно состояло из четырех трёхфунтовых фальконетов на вертлюгах, два из которых устанавливались в носовой части и два — в корме. Пушки были сняты ещё до того, как судно затонуло. Мачта также была снята раньше, о чём свидетельствуют оставленный в корме такелаж и два железных бугеля от мачты на дне лодки. Отсутствует также и руль, который крепился к ахтерштевню.

В. Нефёдов считает, что казацкая чайка внезапно затонула на месте стоянки, на что указывают многочисленные вещи, оставленные на корабле. На корме на своём месте остался железный клёпанный котел, а внутри котла — деревянная кашеварная ложка. Хорошо сохранились такелажные пеньковые концы различного назначения, деревянные балки, кожаные ножны от такелажного ножа. Наряду с такелажем был оставлен комплект пакли, подготовленный для переконопачивания всего судна. В лодке найден разломанный кормовой фонарь со слюдяными окошками, корабельные инструменты, деревянная помпа. Артиллерийское вооружение представлено чугунными ядрами разного калибра, горелками-протравниками и картечными картузами для трёхфунтовых пушек-фальконетов. Среди ручного огнестрельного оружия — два пистолета с клеймом «Кiевъ 1734», ружьё с кремневым ударным замком тульского производства со штыком и несколько деталей кремневых замков, ружейных кремней. Из холодного оружия найден наконечник казацкого копья. В лодке обнаружены также другие предметы, среди которых — пуговицы, пряжки железные и бронзовые, металлические накладки, украшенные несложным орнаментом, фрагмент вязаной шерстяной одежды и кожаный сапог.

Кроме затопленных кораблей, за более чем 40 лет подводных исследований в Днепре возле о.Хортица найден огромный комплекс артефактов, связанных с днепровским судоходством конца XVI — первой половины XVIII веков. Это корабельные якоря и пушки, пушечные ядра и картечные заряды, мушкеты со штыками, сабли, палаши, топоры, тёсла и различный инструмент для судна, множество других вещей. Все эти находки чрезвычайно обогатили украинскую историческую науку конкретными свидетельствами о конструкции и оборудовании судов казацкой эпохи.

Безусловно, наиболее интересной была бы находка казацкой чайки, построенной по конструктивному принципу, описанному Г.Л. де Бопланом. То есть, находка судна, в котором нижняя его часть выдолблена из одного ствола дерева и нашита в верхней части досками. Поиски подобного судна в Днепре и других реках продолжаются, но не исключено, что запорожскую чайку могут найти и за пределами Украины.

Сегодня внимание исследователей казацких судов всё больше привлекает западное черноморское побережье Болгарии, где обнаружено много судов времён запорожцев. В частности, известно, что в 1630 году несколько казацких судов возвращались от турецкого побережья с награбленными сокровищами. В акватории современного города Созополь их настиг отряд турецких каторг и вынудил принять бой. Во время того морского боя затонуло несколько судов — как с одной стороны, так и с другой. Болгарские гидроархеологи определили место этой морской баталии и нашли затонувшие суда. Скоро состоятся подводные исследования, которые приблизят нас к раскрытию новых тайн казацких чаек.

Георгий ШАПОВАЛОВ, д.ист.н., директор Запорожского областного краеведческого музея, профессор кафедры украиноведения Запорожского национального технического университета.