Запорожская Сечь как модель демократического общества

Мы часто пытаемся понять, какой должна быть подлинная демократия. Между тем, работающая модель демократического общества, хотя и очень своеобразного, находилась в границах современной Украины в относительно недавнем прошлом — среди казаков Запорожской Сечи.

zaporojciЕсть несколько гипотез этнического происхождения запорожцев. Согласно первой, казаки — пассионарии, отправлявшиеся на неосвоенные земли Дикого Поля за лучшей или, правильнее говоря, привольной жизнью. По другой версии, популярной среди советских историков, сечевики были украинскими крестьянами, бежавшими на Запорожье от гнёта польско-литовских магнатов (в Польше крепостное право было законодательно введено в 1496 году). Историк Николай Карамзин отождествлял первых казаков с черкесами — одним из кочевых народов Золотой Орды. И, наконец, четвёртая теория: казаки являлись отдельным субэтносом, сумевшим сформировать уникальное протогосударство со своей культурой и политической системой.

Стоит отметить, что любое подчинение запорожцев какому-либо монарху было сугубо номинальным. Сечью управлял кош, состоявший из 38 куреней (по нескольку сот казаков каждый) во главе с куренными атаманами. Глава коша назывался кошевым, избирался сроком на год. Если на следующий год атамана не переизбирали, тот возвращался обычным казаком в родной курень. В военное время кошевой имел неограниченные полномочия. Вся казачья старшина была выборной. В полной мере была налажена работа судебной власти.

Быт и нравы Запорожского казачества колоритно изображены Гоголем в легендарном «Тарасе Бульбе». Казаки носят чуб (длинную прядь волос на выбритой макушке), срезать который — нанести запорожцу тягчайшее оскорбление. Право иметь такой оселедец имел лишь взрослый казак, ибо то знак духовной и физической зрелости; любопытно, что в древности чубы носили также древние русичи-воины (облик князя Святослава — наглядное тому подтверждение).

Одежда сечевиков — рубаха и шаровары, шапка да кафтан. Как писал современник, в 1640 году встречались запорожцы, имевшие карманные часы, что в то время считалось признаком особого богатства.

Православие сечевиков причудливо сочеталось с остатками дохристианских верований. Особым почётом среди казаков пользовались целители-ведуны, так называемые «характерники» или «заморочники», занимавшиеся лечением бойцов и обучавшие их воинскому искусству. По легенде, именно таким колдуном, способным управлять погодой и заговаривать пули, был знаменитый атаман Иван Сирко, не проигравший ни одного сражения с турками.

Что касается культуры, то, разумеется, запорожцы не были малограмотными сорвиголовами, какими их изобразил, к примеру, Генрик Сенкевич в романе «Огнём и мечом»: вспомним, сыновья того же Бульбы учились в духовной семинарии, как минимум, зная древнегреческий и латынь. Кроме того, на Сечи не одно десятилетия подряд существовали школы, где с юных лет воспитывалась казацкая смена — джуры.

Но всему приходит конец и с ликвидацией угрозы татарских набегов отпала необходимость и защитного рубежа в виде Запорожского воинства. Для императорской государственной системы, неугомонная сечевая вольница выглядела чужеродным элементом. Неудивительно, что в 1775 году по указу царицы Екатерины II Сечь упразднили. Несколько тысяч казаков, не пожелавших принимать российское подданство, ушли в принадлежавшее тогда Османской империи устье Дуная, основав Задунайскую Сечь, просуществовавшую ещё полвека, однако и близко не сравнимую по размаху с Запорожской в годы её расцвета. Трёхвековая история демократического протогосударства была окончена.