Шесть мифов о легализации оружия в Украине

Представьте себе стандартный спор о том, не пора ли разрешить приобретение и скрытое ношение гражданского короткоствольного оружия.

Часть граждан страны желает иметь больший контроль над собственной судьбой, чем им это позволялось доселе. В частности – получить возможность взять в руки оружие. Нет, не для боя — для легальной защиты своего дома и жизни.

К этому подталкивает в первую очередь элементарная практическая необходимость — в крупных городах в значительной степени увеличился уровень уличной преступности и квартирных краж.

По действующему законодательству гражданин может, пройдя определенные процедуры, держать в доме длинноствольное неавтоматическое оружие. Формально оно предназначено не для защиты дома, а для охоты, но реально используется многими людьми, не имеющими к ней ни малейшего отношения.

Сейчас в экспертной и гражданской среде поднимается и другой вопрос: не пора ли разрешить приобретение и скрытое ношение гражданского короткоствольного оружия? То есть, проще говоря, не заслужили ли граждане право защищать себя не только дома, но и в дороге при помощи пистолетов и револьверов?

Многие возразят, что этот вопрос еще не созрел — однако есть обоснованные причины полагать, что он вот-вот перезреет и взорвется. Хотя бы в силу огромного количества нелегального оружия, и не только короткоствольного, гуляющего по стране. Именно тот случай, когда процесс, который нельзя остановить, лучше вовремя возглавить и начать им управлять.

По этой теме стоит опубликовать несколько материалов. Нынешний, как стартовый, посвящается развенчанию наиболее популярных мифов. Без их развенчания любое обсуждение будет уходить в порочный круг повторения одних и тех же аргументов.

Мифы и реальность

Стандартный спор между противником и сторонником легального ношения короткоствольного оружия строится вокруг одной и той же ситуации. Противник представляет себе это оружие только в руках преступника. Сторонник пытается объяснить ему, почему это оружие в руках преступника уже есть — и почему, исходя из этого, неплохо было бы вооружить законопослушных граждан.

Уважая любые позиции, мы попытаемся дезавуировать ряд аргументов, которые хоть и звучат очень часто, но, увы, на самом деле формируют некорректные представления.

1. «Оружие, ранее недоступное, попадет в руки преступников!»

У кого-то еще есть сомнения, что преступникам в нашей стране трудно вооружиться?

Миф заключается в том, что:
а) запрет помешает бандиту достать ствол,
б) бандит пойдет на дело с зарегистрированным и легально приобретенным оружием.

Оба допущения ошибочны. Зарегистрированное и легально приобретенное оружие — дополнительная зацепка для милиции. Для бандита проще, безопаснее, и, что характерно, просто дешевле приобрести себе пистолет на черном рынке.

Это не было сложно и раньше, а сейчас стало проще в разы: из АТО валом идет трофейное и просто списанное оружие, и за небольшой баш можно приобрести не только пистолет, но и что-то много более серьезное, вплоть до гранатомета. К сожалению, так будет продолжаться еще очень долго — проверено опытом множества подобных конфликтов.

Рынок короткоствольного огнестрельного оружия в Украине существует с первых дней ее независимости, а сейчас разросся до невиданных размеров. Только он черный. Но вполне доступный даже для мелкого криминалитета.

Для справки: во всем мире преступления с использованием зарегистрированного оружия составляют малую долю от преступлений с использованием огнестрельного оружия криминального происхождения, не говоря уже о насильственных преступлениях вообще.

2. «В воюющей стране это может привести к использованию оружия при массовых беспорядках, захватам зданий и так далее!»

Ни для кого не секрет, что пистолеты и револьверы не способны стрелять очередями. Это — оружие гражданской самообороны даже в армии, «оружие последнего шанса»: мол, если пошел ближний бой, а винтовка сломалась, с помощью пистолета на поясе или бедре можно спастись от гибели. Разумно ли с пистолетами, скажем, штурмовать Кабмин? Возможно, но риск будет не меньше, чем в случае штурма с бейсбольными битами и кухонными ножами. Пистолет, а тем более револьвер, не предназначен для действий в группах и штурмовых операций. У него очень низкая точность, низкая дистанция стрельбы, низкая энергия пули, слабая бронебойность и, главное, низкий боезапас.

Двое-трое опытных охранников с АКМС в фойе Кабмина удержат даже многотысячную толпу с пистолетами, лишь бы хватило сменных магазинов. А пронести пистолет за пределы фойе не получится — металлоискатели и посты на этажах. Для захватов зданий нужно более серьезное оружие.

Желательно — тот же АКМС. Но сгодится также помповое ружье или автомат, переделанный в охотничий карабин, которые и сейчас в нашем государстве легальны.

Другими словами, у нас уже много лет можно вполне законно купить оружие, с которым штурм любого правительственного учреждения будет происходить намного увереннее и легче чем с пистолетом! Вот только «революционеры» предпочитают пользоваться не зарегистрированным оружием, а банально грабят слабо защищенные воинские склады и штурмуют отделы милиции.

3. «А вот в такой-то стране короткоствол запрещен — и все равно преступность низкая! А в такой-то разрешен — и высокая!»

Такое представление статистики крайне некорректно.

Уличная преступность связана со многими факторами: экономическими, этническими, демографическими, и даже с планировкой городов и отдельных районов. Верным будет сравнивать либо страны и регионы, схожие по этим показателям (например, соседние штаты США), либо одну и ту же страну, но в хронологии — до запрета или разрешения свободного оборота короткоствольного оружия и после него.

Безусловно, легализация короткоствольного оружия — не панацея. Она всего лишь снижает уровень уличной преступности и повышает защищенность граждан относительно того, как было до отмены запрета. Это вовсе не означает, что с разрешением свободного ношения пистолетов Украина станет «спокойнее» Швеции. Есть всего лишь обоснованный повод предполагать, что криминогенная обстановка будет спокойнее, чем в Украине нынешней.

4. «Наше общество не готово. У нас не тот менталитет. Начнется Дикий Запад!»

Не поверите, но факты говорят обратное.

В мире существует государство, которое украинские сторонники легальной продажи короткоствольного оружия ставят в пример как ни одно другое.

Можно показывать сравнительную статистику уличной преступности в разных штатах США и кивать на постсоветскую Эстонию, Латвию и Литву, где рост легального оружия прямо пропорционален снижению совершенных преступлений.

Но есть одна страна…

Республика Молдова. Наш ближайший сосед, фактически, вызвавшийся поставить на себе эксперимент, с более чем удачным завершением. Законопроект о легализации короткоствольного оружия там был принят в 1994-м году. С тех пор — резкое падение уличной преступности: с 1994 до конца 2000-х уровень тяжких преступлений упал более, чем вдвое.

Справедливости ради — потом несколько вырос, но этот скачок совпал с резкими сокращениями в штате полиции и массовой амнистией заключенных. Показательно, что количество преступлений с применением огнестрельного оружия падало еще быстрее.

moldova1

Молдавия — идеальный пример легального вооружения вооруженных. У нас бедная страна? Молдавия не богаче, а уж образца 1994 года — и подавно.

У нас много пьют? Молдавия в 2010-м году получила титул самой пьющей страны мира, а сейчас на втором месте после Беларуси.

У нас страна, разорванная военным конфликтом? А у Молдавии Приднестровье (кстати, легализировавшее короткоствол даже раньше самой Молдавии).

У нас постоянный политический кризис? Там не лучше, чем у нас, а в 2009-м народные массы разгромили местную Администрацию президента и Парламент. Вот только огнестрельное оружие не использовалось, а единственный погибший умер от побоев полиции.

И преступность там всегда была, и до сих пор остается, одной из самых высоких в Европе. Вот только с разрешением короткоствола разрыв резко сократился — то есть, даже в явно запущенной ситуации пошел на пользу.

5. «Из США приходят новости о маньяках с оружием в руках, расстреливающих целые здания!»

Стоит более внимательно читать новости:

1. Террористы-одиночки и обиженные на весь мир школьники почти всегда используют длинноствольное неавтоматическое оружие — то есть то, что и у нас уже официально разрешено. Причина та же: больший боекомплект, а также большая убойность (вопреки стереотипам, одиночное попадание из пистолета стандартного калибра смертельно лишь в одном из пяти случаев). Папин пистолет если и берут, то про запас, равно как и нож, зачастую его не используя.

2. Практически все эти преступления происходили либо в государствах, где ношение короткоствола запрещено (Брейвик), либо в штатах, где оно ограничено, либо в так называемых gun-free зонах (в абсолютном большинстве случаев — в учебных заведениях), где нет шанса нарваться на оружие у какой-либо из предполагаемых жертв или даже у прохожих.

С другой стороны, в государствах, местах и штатах, где есть риск получить ответ, такие вещи не происходят (а если происходят, то на мировые передовицы не попадают в силу быстрого израсходования террористов).

Пример: многие ли из вас слышали о массовых расстрелах в школах Израиля — государства, живущего в постоянной террористической опасности? На самом деле, они были (за всю историю страны — дважды).

Но даже в тех редких случаях, когда террористу удалось пройти за ворота и кого-то убить, это было не 77 убитых и 208 раненых (как у Брейвика).

В 2008-м году террорист сумел хитростью пронести АК в йешиву (религиозную школу) «Мерказ ха-Рав» в Иерусалиме. Используя эффект неожиданности, ему удалось убить восемь человек пока один из студентов не ранил его из личного пистолета, а живший по соседству майор Армии обороны Израиля не закончил дело из служебного автомата. Сравните это с известным терактом в Кении, где четыре террориста без проблем расстреляли 148 невооруженных студентов.

Наверное поэтому существует замечательная поговорка: «попробуй в Израиле на улице из пистолета пострелять — тебе из автомата ответят».

6. «Как только разрешим продажу короткоствола, его можно будет купить в каждом ларьке!»

Отнюдь. Речь идет о том, чтобы продавать оружие таким образом, чтобы, во-первых, отсеивать заведомо неблагонадежных лиц, во-вторых, обучать базовым навыкам и культуре обращения с оружием и, в-третьих (и в главных), отслеживать оружие после его приобретения.

Создание адекватного белого рынка для законопослушных граждан – наиболее жестокий удар, который можно нанести по черному рынку и гражданам незаконопослушным. А для этого нужны элементарные правила и контроль.

В принципе, такие правила уже предложены: в Раде лежат два соответствующих законопроекта. Но это уже тема для отдельного материала.

По материалам источника